6 отелей с огромной территорией, из которых не хочется уходить

Классификация отелей и номеров в разных странах

Звездная классификация гостиниц приобрела наибольшую популярность в мире и нередко выступает своего рода эталоном при сравнении с другими системами. Тем не менее, нормы присвоения звезд могут сильно варьироваться в разных странах мира.

Например, отель 4* в одной стране может не соответствовать трём звёздам в другой. Это объясняется тем, что в некоторых странах присвоением звёзд занимаются специальные комиссии, а в других всё организовано на более вольном уровне или не организовано вовсе, в результате чего хозяин гостиницы может приписать ей столько звёзд, сколько посчитает нужным.

Максимальной категорией по данной системе является пять звёзд. Присвоение некоторыми отелями Дубая шести, семи и более звёзд — это не более чем маркетинговый ход, чтобы подчеркнуть эксклюзивность, непревзойденный сервис и презентабельность отдыха в нём.

— Недорогая гостиница с базовым набором услуг и, как правило, номерами одной категории

— Бюджетный вариант гостиницы с несколькими категориями номеров и расширенным набором услуг

— Отель среднего уровня с более развитой инфраструктурой и стандартным набором услуг (ресторан, бар, автостоянка, в номерах телевизор, телефон и т.д.)

— Отель высокого уровня, предлагающий помимо стандартных, также обширный ряд дополнительных услуг (например, спа-центр, бизнес-центр, несколько ресторанов, более высокий уровень сервиса)

— Отель самой высокой категории с наиболее полным набором услуг, развитой инфраструктурой, высоким уровнем сервиса, максимально комфортабельной и даже роскошной обстановкой.

Рашид Карсаков. Интервью с бизнесменом, не дающим интервью

@ Наталия Ермилова 28.10.2020, 07:52

Уже подмечено, что люди, достигшие в своей жизни многого, сделавшие себя сами, покорившие вершины, которые многим только снятся, не любят публичности, пафоса и лишней шелухи. Рашид Карсаков – основатель группы компаний Торговый Дом «Зерно Заволжья» (крупнейшее в Волгоградской области предприятие по производству и реализации сельхозпродукции) как раз относится к числу таких. В 27 лет он построил свой первый элеватор, а к 45 является крупнейшим бизнесменом региона. Рашид Карсаков не любит шумихи вокруг своего имени, потому неохотно общается с журналистами. Но для Volganet.net он сделал исключение.

Фото: ТД «Зерно Заволжья»

Volganet.net: в первую очередь хотим сказать спасибо за то, что согласились пообщаться! Знаете, сейчас Интернет может рассказать многое почти о каждом. Однако вы для Сети являетесь загадкой! Кроме выписок из данных компании, о вас нет почти никакой информации…

Рашид Карсаков: Я никогда не хотел быть публичным человеком, никогда не желал и не желаю заниматься политикой. Понимаете, в бизнесе есть как хорошие партнеры, так и недруги, которые заходят, копают. Мне это не нужно, я предпочитаю заниматься делом, а не сидеть на страницах соцсетей. Да и времени на это просто не хватает: почти всё моё время посвящено работе. Бывает, за день так наобщаешься, что ещё и вечером отвечать на сообщения в Сети, реагировать на комментарии нет никакого желания.

– И всё же: кто такой Рашид Карсаков, кроме того, что он основной акционер агрохолдинга Торговый Дом «Зерно Заволжья», который на сегодняшний день является одним из ведущих предприятий в Волгоградской области?

– Я родился и вырос в Волгоградской области, в селе Гмелинка Старополтавского района.

– Крохотное такое село?

– Как посмотреть. Когда я родился, там проживало до 5000 человек, сейчас, конечно, меньше. Мать – бухгалтер, отец – инженер на элеваторе. Мой дед являлся начальником управления хлебопродуктов региона. Можно сказать, я потомственный специалист в сфере хранения и переработки сельхозпродукции.

– Настоящая преемственность!

– И всё же связать свою жизнь с сельским хозяйством не было моей мечтой. После окончания гмелинской школы я планировал поступать в военное училище, с детства хотел стать военным. Но так как я единственный ребёнок в семье, родили воспротивились. Потому поступил в Волгоградскую сельскохозяйственную академию и окончил эколого-мелиоративный факультет. Это была судьба – в общежитии я познакомился со своей будущей женой Татьяной, с которой мы поженились после окончания института. Почти сразу после свадьбы я на год ушёл в армию. Служил в специальной милицейской воинской части в Городище, после чего хотел поступить в академию МВД.

Читайте также:  13-15 апреля

– Тянуло вас прям к форме!

– Было такое (смеётся). Но так сложилось, что кадров на тот момент в МВД хватало, офицерской должности (поскольку я был уже с высшим образованием) для меня не нашлось, потому я нашёл работу, начав заниматься зерном в волгоградском представительстве группы «Разгуляй».

Шаг в неизведанное

– Как возникла идея создать собственную компанию?

– Компания «Разгуляй Укррос» была одной из самых мощных компаний на российском рынке на тот момент. Я работал там менеджером, отвечал за Заволжье. Было интересно, но я понимал, что хочу заниматься своим делом. Тогда я и организовал собственную компанию «Бриз 2002».

Начинался бизнес в родном селе Гмелинка, где я решил построить наш первый элеватор. На тот момент это, конечно, была авантюра – самое настоящее приключение, шаг в неизведанное. В 2002 году мне было 27 лет, но я решился. Вместе с моим партнёром Сергеем Скляром мы взяли кредит, и началось…

Фото: ТД «Зерно Заволжья»

– А не было такого, что знакомые пальцем у виска крутили, отговаривали? Всё-таки это действительно попахивало авантюрой!

– Было, конечно. И проблема была даже не в гигантской сумме займа – тогда это было около 3 миллионов рублей, кажется. Элеватор – это очень сложная конструкция, для возведения которой нужны хорошие специалисты, которых практически не было. Но, слава богу, нам повезло, в Краснодаре мы нашли хорошего проектировщика. Директор завода по производству деталей для элеваторов Виктор Алексеевич Погорелов проникся, показал, подсказал, понимая, что мы ещё молодые и неопытные.

В итоге мы построили свой первый элеватор и начали работать!

– Прямо по принципу: «Кто не рискует, тот не пьёт шампанского!».

– Это был риск, но он оказался оправданным. Видимо, это вновь была судьба. И, знаете, каждый коммерсант, который занимается бизнесом, своего рода авантюрист, искатель приключений.

Но всё же эта авантюра была просчитанной. К тому времени я получил второе образование бухгалтера-аудитора. Я понимал, что большие элеваторы — высокозатратны, будущее за маленькими и компактными зернохранилищами. Разница между «малышами» и «гигантами» по затратам в 5-6 раз, а иногда доходит и до 9.

– А производительность?

– А производительность у «малышей» даже больше. Потому всё было логично: я понимал, что будут жить и приносить доход те предприятия, что предложат рынку современные технологии.

Сельхозимперия

– Не знаю, корректно ли так говорить про элеватор… Но это была первая ласточка?

– Да (смеется) Это был наш первый элеватор. Потом мы купили два хлебоприемных предприятия (ХПП) – в Октябрьском и Иловлинском районах. В Октябрьском районе, скажу честно, сильно не вкладывались. А в Иловлинском в станице Солодча буквально подняли ХПП из пепла. Прежние горе-хозяева не оставили даже грамма метала – все болты и те срезали. А сейчас там стоит современнейший комплекс, восстановлены склады – мы построили элеватор с самым современным оборудованием. Здесь есть цех переработки и очистки нишевых культур, ведётся переработка сафлора, горчицы, нута. Продукция с этого элеватора идёт на экспорт по всему миру – в Японию, страны Африки, европейские государства – Голландию, Бельгию, Испанию, Чехию, Польшу, Великобританию.

Читайте также:  Помощь в получении гражданства РФ: можно ли купить гражданство России в 2020-2021 году

Фото: ТД «Зерно Заволжья»

– Рашид, не ошибусь, если скажу, что ваша компания «Зерно Заволжья» входит в десятку крупнейших в России?

– Смотря по каким параметрам оценивать… Если как землевладельцев, то мы входим в сотню. Как экспортеры – находимся на 15-м месте в России.

– Но в Волгоградской области вы крупнейшее предприятие?

– По экспорту – да. Но у нас бизнес разносторонний. В состав агрохолдинга входят 11 элеваторов, сельскохозяйственные предприятия и торговая компания-экспортёр. Общая площадь земли, находящейся в обработке, – 110 тысяч гектаров пашни.

Есть у нас и молочное производство, правда, оно совсем небольшое. Можно сказать, мы выпускаем абсолютно натуральный продукт, в котором нет ни грамма сухого молока, химии и консервантов.

– Как марка называется, чтобы знать, какие натуральные продукты покупать?

– «Фермерское натуральное». Мы сейчас выпускаем творог, масло, сливки, сметану, кефир, ряженку, скоро запустим производство йогуртов.

Фото: ТД «Зерно Заволжья»

Кстати, грант на строительство молочной фермы мы получили при поддержке администрации Волгоградской области. Построили ферму, перерабатывающий цех, купили коров, сеем люцерну, различные травы на корма. Получается такой замкнутый цикл – всё своё.

Как создавалось имя

– Интересную историю слышала. В 2011 году у одной крупной иностранной зерновой компании был с вашей компанией большой контракт. Но с момента заключения договора до момента начала поставки цена на зерно буквально улетела вверх. Так вот у их менеджеров были сомнения в том, что ТД закроет этот контракт. Разница в цене составляла почти 30 млн рублей. Но вы выполнили все обязательства! Было такое?

– Было! Знаете, когда мы только зашли работать в Краснодарский край, столкнулись с тем, что к контрактам там относились, мягко скажем, не совсем ответственно. Сейчас, конечно, всё более строго, но раньше для нас было необычно, что факт заключения договора может вообще ничего не значить. Для всех участников процесса. Мы изменили подход принципиальным образом.

Мы зашли с той позицией, что заключённый контракт для нас – это обязательство, которое мы исполняем всегда. Потому все – и продавцы, и покупатели – уже знают, что с нами работать комфортно. Мы своё имя заработали и им дорожим. Если хотите, в Краснодарском крае мы сформировали доброе отношение к волгоградским бизнесменам: волгоградцам можно доверять, с волгоградцами можно работать считают благодаря «Зерну Заволжья».

География

– Вы на рынке без малого 20 лет. Судя по отчётам, география вашего бизнеса за эти годы заметно расширилась.

– Предприятия ГК «Зерно Заволжья» в основном расположены в Волгоградской области, часть земли находится в Краснодарском крае и Саратовской области. Новый проект развиваем в Тамбовской области, есть подразделение в Белгороде, но имущества там пока нет. Планируем развиваться ещё в нескольких регионах, о которых я пока говорить ничего не буду.

– А давайте посчитаем ваши денежки! За девять месяцев этого года ваша компания в бюджеты всех уровней уплатила 563,4 млн рублей. Кстати, если учесть, что за весь 2019 год было перечислено 492 млн рублей, то результат просто очень впечатляющий. В бюджет Волгоградской области, по итогам трех кварталов 2020 года, поступило 107,9 млн рублей, а за 2019 год в региональный бюджет от компании поступило 84,3 млн рублей. Некоторые ставят вам в укор, что, мол, компания волгоградская, а налоги платите не «дома».

– Ну, во-первых, никому не понравится, когда ты присутствуешь в регионе, а налоги платишь, где-то в другом месте. Но сама по себе регистрация предприятий в другом регионе влияет исключительно на статистику собираемости федеральных налогов, которые не остаются в регионе. Однако налоги, формирующие региональный бюджет, а именно НДФЛ и налоги на имущество, мы платим именно в Волгоградской области. Имущество всех торговых компаний зарегистрировано у нас в области, основная масса сотрудников работает в обособленных филиалах на территории нашей области.

Читайте также:  Вид на жительство Греции за инвестиции в недвижимость

Так, что претензии эти я бы назвал надуманными, если не сказать жёстче.

Фото: ТД «Зерно Заволжья»

Оцифрованы

– Рашид, вы очень системный человек. Видимо, это повлияло и на то, как организован ваш бизнес-процесс. Эксперты и ваши партнёры подтвердят, что ваша компания является одной из самых «оцифрованных». Ваша заслуга?

– Заслуга команды. Хотя идеей оцифровать бизнес я начал болеть ещё лет 6 назад. Но одному было очень тяжело разобраться, поэтому сначала были ошибки. Но потом я подобрал команду: основные ребята из коллектива плюс добрали специалистов, которые разработали наши собственные программы и оцифровали весь процесс. Сейчас каждая наша товарно-транспортная накладная имеет свой уникальный код, позволяющий отслеживать все процессы движения любой партии товара. По сути, нами уже реализован цифровой контрольный механизм, который государство сегодня только хочет внедрить в сельское хозяйство, чтобы участники рынка не допускали «серых» схем и реализации потребителям контрафактной продукции.

– То есть онлайн можно отследить весь процесс? Сложно представить, если честно.

– Смотрите, я открываю компьютер, вижу приложения. Такое приложение у каждого нашего менеджера есть в телефоне и ноутбуке. Кроме того, в компании порядка 30 машин, одновременно являющихся передвижными лабораториями. Наш менеджер, приехав к фермеру, определяет качество продукта. Все данные тут же заносятся в приложение и попадают в общую программу.

Коммерческие директора смотрят предложения фермеров, нажимают на кнопку «посчитать». Программа в течение от 2-5 секунд делает расчёт, куда этот товар мы можем продать. К примеру, на экспорт отправить или на комбикормовый завод.

Программа всё считает сама и выдаёт результаты. А коммерческие директора с учётом данных уже принимают решение, одобрить или понизить цену. Менеджеру тут же прилетает оповещение – «заключить контракт». Прямо в поле, в течение минуты он может распечатать договор (в машине есть ноутбук, принтер, преобразователь) и сразу же подписать его с фермером.

Более того, в связи с коронавирусом мы стараемся, чтобы все наши поставщики перешли на электронный документооборот СБИС. Тогда процесс становится ещё быстрее. Подписали договоры в электронном виде прямо в поле, и менеджер, если машина рядом, уже может грузиться.

– Просто фантастика какая-то! Вы говорили, что в этом заслуга команды… Кстати, сколько человек играет в команде «Зерно Заволжье»?

– Вообще в компании работает более 600 человек. Но костяк – это мои единомышленники. Много тех, с кем я рос в своей деревне, с кем я учился в институте, есть родственники сотрудников и друзей…

Taj Falaknuma Palace, Хайдерабад, Индия

Стоимость за ночь на 1 человека: от 42 959 рублей

Здание единственного 7-звёздочного отеля Индии было построено аж в 1884 году и когда-то принадлежало Низаму-уль-Мульку Хайдарабада, правителю княжества Хайдарабад и богатейшему человеку в мире в то время, — то есть слово «дворец» в названии оправдано, а не маркетинговая уловка.

В 50-х годах прошлого века дворец забросили, но в двухтысячных годах его выкупила Taj Group Hotels. В 2010 году началась реставрация, которой руководила принцесса Эзра, первая жена VIII Низама Хайдарабада, благодаря которой дворец был воссоздан во всём своём великолепии.

Помимо обычных номеров в «Фалакнуме» есть исторические комнаты, королевские сьюты и даже сьют Низама — шикарный номер с собственным бассейном, огромной мраморной ванной комнатой и эксклюзивным доступом к спа.